«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Сочинение

Со спинки пустого стула уныло свисал серый свитер — напоминание о грустном третьекласснике по имени Томми, который только что вслед за другими учениками покинул класс. Скоро придут его родители. Они собираются развестись. Я вызвала их, чтобы побеседовать о плохой успеваемости и вызывающем поведении мальчика.

Им невдомек, что я вызвала их обоих. Томми — единственный ребенок в семье — всегда был весел, отзывчив и учился на отлично. Как убедить отца и мать, что его проблемы — прямое следствие потрясения, вызванного разводом обожаемых родителей?

Первой пришла мать Томми. Она присела на один из стульев, которые я поставила возле своего стола. Вскоре вошел и его отец. Хорошо. Во всяком случае, они не равнодушны к ситуации и пришли вовремя. Мать и отец Томми обменялись удивленно-раздраженными взглядами и затем подчеркнуто игнорировали друг друга.

Подробно рассказывая им о поведении и успеваемости мальчика, я молила Бога, чтобы Он дал мне слова, которые помогли бы примирить этих двоих — или хотя бы заставить понять, что они делают со своим сыном. Но нужные слова почему-то не приходили.

Возможно, если бы родители увидели одно из его неопрятных, небрежно нацарапанных сочинений... я отыскала под крышкой парты Томми, в самом углу, смятый, закапанный слезами лист желтоватой бумаги, исписанный с обеих сторон. Там было всего одно предложение, повторяющееся снова и снова.

Молча расправив лист, я передала его матери Томми. Она прочла и, не говоря ни слова, вручила бумагу мужу. Он нахмурился. Потом его лицо смягчилось. Казалось, он изучал каракули сына целую вечность. Наконец отец мальчика бережно сложил листок, спрятал его в карман и взял протянутую ему руку жены. Она вытерла слезы и улыбнулась. У меня у самой глаза были на мокром месте, но, кажется, они этого не заметили. Отец Томми помог жене надеть плащ, и они вышли из класса вместе.

Бог нашел способ подсказать мне слова, способные воссоединить эту семью, — Он направил меня к листку желтоватой бумаги, на который излилась сердечная боль отчаявшейся детской души.

Вот эти слова: «Мамочка... Папочка... Я люблю вас... я люблю вас... я люблю вас...»

Джейн Линдсторм

 
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru