«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Знаменитые шутят

Королева Анна как-то посетила Гринвичскую обсерваторию и побеседовала с ее директором Джеймсом Брэдли. Она расспрашивала его о работе и открытиях ученых, а в конце визита поинтересовалась оплатой их труда. Брэдли назвал королеве сумму своего жалованья. Королева удивилась:

«Так мало? Надо непременно увеличить вам жалованье!»

Брэдли неожиданно взмолился:

«Ваше величество, не делайте этого! Иначе на мою должность будут назначать придворных!»

 

Однажды французскому ученому Жозефу Гей-Люссаку для опытов понадобились немецкие стеклянные трубки. Он выписал их, но французские таможенники наложили на стекло такие высокие пошлины, что ученый не смог их выкупить.

Когда об этом узнал немецкий ученый Александр Гумбольдт, он посоветовал отправителю запаять концы трубок и наклеить на них этикетки: "Осторожно! Немецкий воздух!"

Тарифа на воздух не было, и трубки дошли по адресу безо всяких пошлин.

 

При посещении Мексики Гумбольдт задавал своим сопровождающим огромное количество вопросов. Один из них не выдержал:

«Господин Гумбольдт! Вас все называют великим ученым. Почему же вы задаете такое количество вопросов?»

Ученый спокойно ответил:

«Именно потому я и знаю так много, что задаю много вопросов.»

 

Однажды один из друзей Гумбольдта взял у него почитать первый том редкого издания "Пернатый мир Южной Америки". Несмотря на неоднократные напоминания Гумбольдта, он все не возвращал книгу. Тогда Гумбольдт послал ему второй том с надписью: «Пусть хотя бы у одного из нас будут оба тома.»

 

Когда английского философа Бертрана Рассела спросили, готов ли он умереть за свои убеждения, он ответил:

«Разумеется, нет! Ведь я могу и ошибаться!»

 

Французский мыслитель Мишель Монтень так высказался о работе врачей:

«Счастливчики эти лекари! Их успехи сверкают в лучах солнца, а неудачи мирно покрыты землей!»

 

Гуляя по берегу реки, шотландский поэт Роберт Бернc стал свидетелем того, как был спасен один попавший в беду местный богач. Рискуя своей жизнью, проходивший мимо батрак с соседней фермы, не раздумывая, бросился в воду и вытащил утопающего. Почувствовав себя вне опасности, отдышавшись, тот решил отблагодарить своего спасителя и небрежно протянул ему медный грош.

Толпившиеся вокруг люди возмутились неблагодарностью богача и решили бросить его обратно в воду. Однако подошедший Бернc поспешил вмешаться.

«Прошу вас - оставьте его в покое», - сказал Бернc. - «Он ведь лучше знает себе цену!»

 

У Федора Ивановича Шаляпина был секретарь и помощник - Петр, который оберегал певца от назойливых журналистов и театральных критиков. Во время одной из поездок по Европе к певцу в гостиницу пришел известный музыкальный критик. Его встретил секретарь.

«Федор Иванович сейчас занят», - сказал он. - «На все ваши вопросы могу ответить я.»

«Каковы планы маэстро Шаляпина на ближайшее будущее?» - спросил музыкальный критик.

«Мы едем в Милан, где будем петь в "Ла Скала", затем дадим в Лондоне концерт в честь английского короля, потом...»

«Все отлично, Петр», - загремел голос Шаляпина из соседней комнаты. - «Только не забудь взять меня с собой!»

 

Когда король вальса - австрийский композитор Иоганн Штраус женился на хорошенькой и молоденькой актрисе, но взял с нее слово, что если он умрет раньше нее, то она тотчас же последует за ним в могилу. Молодая женщина смело приняла присягу, сообразив, что нарушить ее не будет трудно после смерти знаменитого композитора.

Через некоторое время госпожа Штраус, роясь в письменном столе своего мужа, нашла конверт с надписью: "Мое завещание". Она его вскрыла и с удивлением прочла, что Штраус завещает все свое состояние на учреждение музыкальных школ. Разгневанная женщина не выдержала и обратилась к супругу с упреком:

«Разве это можно? Ты про меня совсем забыл в твоем завещании. Разве я тебе не жена?»

Штраус ответил:

«К чему тебе мое состояние? Разве ты не приняла присяги, что застрелишься у моего гроба?»

Красавица сперва растерялась, а потом нашлась:

«А если бы я промахнулась, что бы я делала без денег!»

 

Будучи знаменитым на весь мир композитором, Россини славился также своим кулинарным искусством. Однажды он признался, что плакал всего два раза в жизни: когда впервые услышал игру Паганини и когда уронил блюдо макарон, приготовленных им самим.

 
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru