«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Шахматы по Абхазски

Выпуск №5 / 2012 г.

Достался в наследство мужику, от жутко богатой умершей тетки, большой алмаз. Ну, что с ним делать? Решил пойти к ювелиру. Тот внимательно осмотрел алмаз и воскликнул:

«Это - уникальный камень! Он стоит бешеных денег! Я не возьмусь его обрабатывать! А вдруг я что-то не так сделаю, вдруг ошибусь! Нет, не возьмусь я его делать, и не уговаривайте!»

Пошел мужчина к другому мастеру. Тот тоже отказался, сославшись на те же причины.

Пошел к третьему. Им оказался старый еврей Циперович. Он осмотрел алмаз и крикнул мальчику, сидевшему в углу и обрабатывающему какое-то колечко:

«Моня, мальчик мой, сделай-ка вот этот камушек!»

Мужчина (с тревогой в голосе):

«Послушайте, как вы можете доверять вашему юному подручному?! Разве вы не знаете, что это за алмаз?! Его отказались обрабатывать опытные ювелиры!»

Циперович (спокойно):

«Ша, ша, любезный! Вы знаете, что у вас за алмаз и сколько он стоит.
Я знаю, что у вас за алмаз и сколько он стоит. А Моня не знает, он - таки сделает!»

Шахматы по абхазки

Когда мы отдыхали в Гантиади-75, на пляже как-то играл в шахматы. В зрители затесался местный абхаз, он молча наблюдал за игрой, а потом пригласил меня сыграть с его "дэдушком", балшим любытэлэм и местным чемпионом.

Сначала меня поразили невиданные резные старинные шахматы, произведение искусства, это даже отвлекало от игры – больше рассматривал фигурки. Но партнер заставил меня предельно сосредоточиться. В принципе играю в силу кандидата в мастера, в детстве прочили большое будущее, если буду трудиться. Но трудиться не хотелось, это бы значило испортить для себя ИГРУ, опошлив развлекушку работой.

Аксакал явно знал теорию, из дебютов выходил с преимуществом, а дальше по-карповски, осторожно, неспеша, правильно дожимал, накапливая мелкие преимущества. Чтобы не погибнуть от этого удушья, мне приходилось взрывать игру, идти на определенный риск жертв, чтобы вырваться из железных  бъятий. Как правило, получалось, число варинтов резко возрастало, и дед уже с ним не справлялся.

В первой же партии по ходу игры возник план: жертвой качества заманул ферзя соперника в угол и практически выключил из игры, в то время как мои фигуры сконцентрировались в мощный кулак и до решающего штурма оставалось несколько подкрепляющих ходов.

Тут за спиной аксакала возник его сын в черкесске, что ли. Ну, эта их свитка с галунами для патронов и пояс с кинжалом. Джигит выразительно положил руку на кинжал.

Чем лучше моя позиция становилась на доске, тем больше ухудшалось мое положение в целом. Как бы сейчас сказали, меня понуждали к миру. Я ослабил давление и выпустил ферзя противника на простор. Ситуация быстро переломилась и ходов через 10, ввиду угрозы больших материальных потерь, я сдался.

И не пожалел – поражение сразу стало пировым: тут же я оказался в центре пира, с тостами, вкусностями и все остальное. Мне пояснили: Сулико Николозович очччень не любит проигрывать, и я – маладэц, уважил аксакала.

Потом меня не раз привозили сразиться, партии получались интересные. Я пару раз выигрывал, поддерживая напряжение, но больше терпел поражения, и делал это очень правдоподобно, никаких там грубых подстав или зевков, аксакал искренне радовался победам, не замечая мою тонкую игру в поддавки.

В последний день мы тепло расстались. Сулико пригласил на следующий год в гости к себе, но я поблагодарил – далековато от моря. И напоследок он сделал мне комплимент:

«Хароши ты чилавэк! И шахматыст! Мне нравится как умно выигрываешь! А еще больше – как мудро проигрываешь. Да?»

... И очень лукаво подмигнул.

Алик, шахматёр

Еврей поймал золотую рыбку. Она на него внимательно смотрит. Спрашивает:

«Еврей?»

«Таки-да.»

«Лучше зажарь.»

 

«Ну что, красивая - поехали кататься!»

«Мужчина, хорош придуриваться - оплачиваем проезд!»

 

В сельскую школу приехала молодая учительница. На первом уроке она говорит:

«Дети, запомните: Бога нет! Можете смело показывать фиги в небо.»

Все дети начали дружно показывать фиги в небо. Только на задней парте тихо сидит Мойша и не показывает ничего.

«Мойша, а ты почему фигу не показываешь? Бога ведь нет!»

«Если там никого нет, то кому показывать фигу? А если там кто-то есть, то зачем портить отношения?»

Историю рассказал мой знакомый востоковед.

Как-то Примаков встречался с патриархом всеярусским. Поветрие такое было у политиков - встречаться с патриархом. Так вот патриарх был в церемониальном облачении и гвоздем его была накидка (забыл, как называется, но шибко важная в церемониях штука, перекинута через шею и двумя полосками на грудь опускается).

Примаков спросил патриарха об этом элементе церковного гардероба. Алексий сказал что сия деталь важна зело и присутствует на важнейших церемониях вот уже несколько столетий. Короче, церковный раритет высокой значимости.

Так Примаков говорит: «А у Вас никто не пробовал прочитать, что на ней написано?». Алексий удивленно сказал, что ничего там не написано. Так Примак его шибко огорчил. Предмет сей сделан из парчи, парчу изобрели в Сирии, лучшая парча сирийская и РПЦ веками ее в Сирии закупала, даже сейчас предпочитают сирийские ткани.

Короче, на накидке арабеска (надпись стилизованная под узор). Надо быть реальным спецом, чтобы в переплетении ветвей увидеть арабские лигатуры. Примаков спец. Там было написано — «Ла ллахи илла ла ва мухаммад расуллул ла». Думаю переводить не стоит...

Алексий ушел со встречи в шоке.

Sho

 
   
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru