«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Гран мерси, месье!

Выпуск №1 / 2012 г.

У меня в деревне был закадычный друг Андрюшка, я вообще был жадным до нового, реалий и тонкостей деревенской жизни не знал и очень мне было всё интересно, и как печь топят и как корову доят и масса других интересных вещей.

Андрюшка покуривал, таскал у отца сигареты, они висели вроде открыто, в авоське на кухне, но были безусловным табу.

Сигареты украдены, партизаны в количестве двух бойцов скрытно переместились в телятник, он был не далеко и если Андрюшку звали, можно было услышать. Закурили, голова у меня закружилась, во рту гадость, но курю вдруг понравится, сигареты отвратные "Памир", отец андрюшкин дядя Петя, деревенский пастух, фронтовик, называл эти сигареты "нищий в горах". Время обеда и мы забыли про всё, а он что-то забыл, выгоняя телят пастись, и пошёл в телятник, замерли мы оба, нрав у него был крутой и нам бы досталось... И я бросил сигарету в угол, там где мы курили всюду было полно соломы, и вторая сигарета полетела, стоим не дышим, он покопался совсем рядом с нами, что взял и ушёл...

Оглянулись, а уже горит, да так занялось всё разом, переглянулись и убежали в разные стороны...

Телятник сгорел дотла, огромная чёрная проплешина, страшная какая-то, пугающая...

Разбирательство, милиция приехала, председатель колхоза, и валят всё на отца Андрюшки, курил, бросил окурок, сгорело, разгильдяй, думать же надо...

Стыдно ужасно, и как будто каждый кто тебя видит, так внимательно заглядывает тебе в глаза и они спрашивают, так тихонько... Дима, это не ты телятник-то сжёг?

У этой деревенской семьи мы брали молоко, и матушка Андрюшки увидев меня на следующий день, спросила бидон где? Дома... Сходи за ним и приходи назад...

У их дома был большой амбар, сено там запасали на зиму, я вернулся, поставь бидон и крышку у него сними, и иди сюда поможешь мне и Адрюшка тут в амбаре, ты же его искал.

Зашёл, и всё понял, Андрюшка белый стоит, молча и смотрит на меня... Дверку прикрыла засовом, и взяла верёвку, толстая верёвка такая, сено ей перетягивают когда на телеге везут...

И отходила нас этой верёвкой, молча без истерики и криков, пустых слов и визгов, мы не прятались и не закрывались, досталось нам крепко, по настоящему, синяки сошли через месяц, чёрная спина была.

Бросила верёвку, села где стояла, голову обняла руками, и стала говорить, вот тем самым тихим голосом, плакала и говорила, что дядю Петю посадят в тюрьму, у меня 12 детей, как мы будем жить?

И конечно не все были маленькие, но что что такое в деревне без мужика, я своим мозгом понимал очень хорошо, видел как и чем они живут, а я теперь понимаю, что это была реальность, телятник на 120 голов, сгорел дотла.

Она ушла, а мы молча просидели до вечера...

Историю эту, как-то замяли, отец Андрюшки вернулся, все выдохнули... Бабушка моя плакала не переставая, пока он не вернулся...

Я сидел дома и не выходил, мне надо было, надо было самому, мне надо было увидеть дядю Петю, я не мог носить это в себе.

Я знал, где вечером он пойдёт с работы один, мне не было страшно, но я решил сесть так чтобы он меня увидел издалека, там дорога и дом, где мы жили, крайний в деревне.

Я взял табуретку и сел у края дороги, стал ждать... Я его сразу увидел, и он меня, он медленно шёл, устал. Я встал и подошёл к нему, не могу смотреть ему в глаза, стою и молчу, и он молчит, лучше бы он ударил меня или заорал, рассказал что я плохой и место мне в тюрьме...

«Дядя Петя прости меня... »

Он просто руку мне положил на плечо ...

«Ладно, Митяй ... Пошли со мной, я скоро на пасеку пойду, ты на пасеке-то был? Уголёк готовить надо, струмент и одёжу опять же, думать-то надо завсегда, чо и как делать будешь, а то пчёл обидишь, а они накусают. »

Я запомнил на всю жизнь, думать надо всегда, что и как делаешь, не думая, что делаешь, бьёшь наотмашь всех кто рядом с тобой, за любую твою глупость и трусость, кто-то обязательно заплатит, и только потому, что ты не взял за труд подумать, чем всё может кончится.

«Алло, это анонимный телефон доверия ФСБ?»

«Да, Вячеслав»

 

На экзамене студент взял билет и сразу же положил обратно.

Профессор удивленно:

«Почему ты положил билет обратно?»

«Это был 13-й билет, а я верю в приметы.»

«Все это бред», - сказал профессор и начал искать 13-й билет.

Студент отвечает билет на "пять".

В коридоре его окружили и спрашивают:

«Ты что, все знал?»

«Да нет, только 13-й билет.»

 

Когда пессимист достаёт из стиральной машины нечётное количество носков, он думает: «Блин, носка не хватает ...»

А оптимист: «О, классно, запасной носок !!!»

Шкет

История, в свое время хорошо известная, но ныне уже подзабытая. В 1967 году в Чешском городке Тршинец проводился международный шахматный турнир. Чехи прислали заявку в СССР с приглашением на турнир двух молодых мастеров.

Когда два молодых советских мастера прибыли, чехи ахнули: два молодых мастера выглядели совсем уж салагами: одному было 18, другому - маленькому худенькому шкету - и вовсе 16 лет.

«Вы же просили молодых мастеров», - оправдывались руководители советской делегации.

«Да, но не до такой же степени», - смеялись организаторы. - «Этих ваших «мастеров» здесь будут драть нещадно!»

Ну, дело сделано, турнир начался. И случилось непредвиденное: тот советский игрок, который был постарше, выступал более-менее достойно (это был будущий гроссмейстер Геннадий Тимощенко).

А вот «шкет» уверенно обыгрывал одного соперника за другим. Одержав 9 побед при четырех ничьих и не потерпев ни одного поражения, первое место занял тот самый худенький мальчик. Это был будущий чемпион мира Анатолий Карпов.

 
   
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru