«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Статус охотника

Выпуск №8 / 2013 г.

Идет экскурсия по аду. Проходят между рядов котлов.

На одном котле очень много крышек и он завален камнями. Экскурсанты спрашивают экскурсовода, почему так.

«Здесь варятся евреи. Если хотя бы один сумеет выбраться, обязательно перетащит всех остальных.»

Дальше наблюдается третий котел, который не прикрыт ничем. Экскурсовод:

«Здесь немцы. С ними все просто. Мы начертили линию и написали - Не перелезать. Они и не лезут.»

Дальше экскурсанты видят ещё один котел ничем не прикрыт.

«Здесь русские. Мы за них не боимся. Даже если один сумеет выбраться, другие все равно затащат обратно.»

 

Отец своему маленькому сыну:

«Ты сильный!»

«Я сильный!»

«Ты матерый!»

«Я матерый!»

«Ты даже не знаешь, что значит сдаваться!»

«Я даже не знаю, что значит матерый...»

 

В Питере задержаны подростки, ранившие таксиста пренебрежительным отношением к творчеству позднего Гумилева.

Эту историю поведал мне мой братец. Он сейчас учится в Германии, где вся история, собственно и произошла.

Дело было под Рождество. Немцы к Рождеству готовятся, чуть ли не с лета, и вообще слегка сдвинуты на нём. Нет для них более святого праздника. В центре каждого города у ратуши организовывают что-то вроде ярмарки с качелями-каруселями, сосисками, глинтвейном и прочими прелестями.

Так вот, собирать избушки-палатки для этой ярмарки нанимают шабашников иностранцев, как правило: турков или новых русских (то есть это у нас они бывшие немцы и евреи, а там - русские), им и платить надо меньше чем профессионалам, и сами они рады халтуре безмерно. Деньги по их понятиям неплохие и оплата прямо на месте. За полулегальность прозвали эту работёнку партизанщиной, да и сами работяги выглядят впрямь как партизаны: одеваются кто во что горазд, на работу ведь всё-таки.

Вот и в этом году, сколотили такую бригаду. В бригаде несколько наших - Фомич и Лёва. Фомич – это глыба за 2 метра в высоту при 150 кг (талия как у трактора на 9 месяце беременности), на добродушной морде-лица рыжая бородища. Он, бывший прапор откуда-то с брянщины. Внес свой 15-летний посильный вклад в успешный развал советской армии (видимо съев все продзапасы). Потом, решив, что свой долг перед НАТО выполнил сполна, свалил в Германию с женой-немкой (я вот думаю, может всех прапоров натовцы специально и готовили там для последующей заброски в СССР?).

Ну а Лёва — это слёзы пророка Моисея: рост сто пятьдесят сантиметров (если на стремянке), и весит вместе со стремянкой 50. Естественно с Украины, естественно музыкант и естественно юморист, и просто милейший проказник.

Словом, эти двое были рождены, чтобы как слон и Моська когда-нибудь встретиться. Лёва полюбил Фомича страстно, и любя гадил ему потихоньку как умел: обращался к нему не иначе как «Хер унтерофицир». То какого-нибудь упаковочного хлама ему в сумку втихаря напихает и Фомич потом всё это дома обнаруживает непрерывно матерясь. То самочувствием поинтересуется - мол, если схватки начнутся, ты скажи, мы сразу скорую вызовем.

Фомич на это без всякой злобы каждый раз обещал увеличить Лёве обрезание по самую лобковую кость (а в понимании Фомича у Лёвы это чуть выше переносицы).

Так и работали. А работали много: с семи утра до восьми вечера каждый день, невзирая на осадки (немцы фиг за такие деньги станут горбатиться).

И вот последний день. Вымотались все как черти, десятый час вечера уже, а закончить надо сегодня любой ценой. Сил нет даже чтобы материться, да и Лёва что-то приуныл и последние пару часов не хохмит вовсе.

Решили сделать последний перекур. Покурить-то покурили, а вот сил снова встать нет, замаялись партизаны (как будто только что из окружения вырвались). Лёва первым кое-как преодолел, покачиваясь, земное тяготение. Видок как у беглого военнопленного, хоть сейчас бирку с номером и обратно в концлагерь.

Доковылял он кое-как до Фомича и, пользуясь моментом, когда Фомич, сидя вроде бы как даже ниже его ростом, Лёва положил ему руку на плечо, слегка наклонился и громким шепотом при абсолютно серьёзной физиономии выдал:

«Мальчик, не бойся меня! Скажи, а немцы в городе есть?»

Снующие вокруг местные немцы вздрогнули от дружного залпа партизанского хохота, ну а как смеётся Фомич, это надо видеть: огромное пузо подпрыгивает от коленей к подбородку как будто в нём пружина какая-то. Насмеялись, наикались, и не поверите, откуда только силы взялись! Они встали, пошли и как всегда победили.

В Одессе на центральной улице три сапожных мастерских.

На одной вывеска: самый лучший сапожник Одессы!

На второй вывеска: самый лучший сапожник России!

На третьей вывеска: самый лучший сапожник на этой улице.

 

В кафе заходит человек с собакой и заключает с посетителями пари, что его пес сейчас будет разговаривать. Но собака молчит. Человек оплачивает пари и уходит под общий хохот.

«Из-за тебя я проиграл уйму денег!» — говорит хозяин собаке. — «Почему ты не заговорил?»

«Чудак!» — отвечает пес. — «Ты только представь, сколько денег мы заработаем завтра.»

 

Объявление на двери сельского магазина:

«Ушла на обед. Вернусь, когда наемся!»

 
   
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru