«Я понял, в чём ваша беда: вы слишком серьёзны.
Умное лицо — это ещё не признак ума, господа.
Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица.
Улыбайтесь, господа. Улыбайтесь!»

Карл Фридрих Иероним барон фон Мюнхгаузен

Обычная кошка, дворово-полосатой масти

Выпуск №11 / 2013 г.

История из воспоминаний моей мамы.

Начало 60-х годов прошлого столетия. Прошло только 15 лет с момента окончания Великой Отечественной войны, поэтому память о ней была священа. Это сейчас мало кто помнит про пионеров-героев, Валя Котик, Зинаида Портнова и другие, а тогда школы, улицы, дружины и многое еще что носило их имена. А уж знать их биографию наизусть, это даже без вопросов.

И вот пришлось моей маме сдавать экзамен по истории. Отягощал этот факт приезд и присутствие на экзамене очень важной комиссии из какого-то районо. Мама взяла билет и там один из вопросов: "Пионеры-герои". Мама от волнения вспомнила биографию только Вали Котика, а об остальных не только биографию забыла, но и вообще их имена.

Рассказала она про Валю Котика, а товарищ из районо ей говорит:

«Хорошо, девочка, а расскажи нам еще про каких пионеров-героев ты знаешь.»

Понимая, что если она сейчас не ответит на такой важный вопрос, то попадет не только ей, но и всему руководству школы, мама решила импровизировать.

«Татьяна Зверева!»

У комиссии от удивления глаза на лоб полезли. В официальных советских источниках имя такой пионерки-героини не упоминалось. Вкрадчивым голоском тетка из комиссии спросила:

«А кто это, расскажи нам о ней девочка.»

И моя мама на ходу сочинила геройскую историю про доселе неизвестную Таню Звереву, которая с 12 лет ушла в партизанский отряд, была в нем связной, и пала смертью храбрых, подорвав себя и окруживших ее немцев гранатой. И в конце добавила:

«А вы что, о ней не слышали?»

Мудрённым тетькам и дядькам из комиссии было не к лицу признаваться, что они не знали до сих пор о таком героическом поступке Тани Зверевой. Поэтому они дружно закивали головами и попросили продолжить рассказ.

Следующая история была про Максима Говалько, еще героичнее и трагичнее. Так как заканчивалась она повешением храброго 13-летнего украинского мальчика, перед смертью успевшего крикнуть: "Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша Советская Родина!". Еще точнее, она заканчивалась словами моей мамы, обращенными к комиссии:

«Как, Вы и о нем не слышали?»

О нем комиссия, к своему сожалению, тоже не слышала. И чтобы больше не искушать судьбу, они сказали:

«Спасибо, девочка, молодец! Скажи, а откуда ты узнала про их героические поступки?»

«Я читала историю Великой Отечественной войны, в библиотеке брала разные книги, я люблю читать», - ответила моя мама, не смея признаться, что именно она является личным биографом вышеупомянутых пионеров-героев.

Комиссия дружно закивала головами, и попрощавшись с учителями и учениками, покинула класс.

Конец у этой истории справедливый. Мама в слезах покаялась перед своей учительницей за осквернение светлой памяти павших в той войне, но ей за это ничего не было, кроме мягкого журения. Так как учительницу после проверки наградили какой-то грамотой за то, что она побуждала учеников выходить за рамки школьного обучения. И ее ученица не ограничилась традиционными именами и биографиями героев СССР, а изучала историю еще глубже и полнее, сверх школьной программы.

Валерий

Поймал Герасим золотую рыбку и теперь у него три коровы.

 

Задыхаясь, вбегает мужик на набережную, забрасывает свой чемодан на находящийся в 5 метрах от причала паром, запрыгивает сам, еле уцепившись за какой-то канат, из последних сил подтягивается и опускается на палубу. Затем довольный прохрипел:

«Фу! Все-таки успел!»

«Это все конечно хорошо», - говорит капитан. — «Но вы могли бы подождать, пока мы причалим!»

История одного парижского профессора.

Профессор, будучи погружен в науку, был человек рассеянный, но особенно ему не везло с зонтиками - где он их только не оставлял, и сколько их было потеряно.

Но профессор не сдавался, он постепенно выработал у себя рефлекс брать зонты, в любом состоянии, в каких бы глубинах научной мысли ему не приходилось быть. В то утро в метро его мысли были где-то далеко, но рефлекс сработал и зонтик взять он не забыл.

«Месье, пардон, это мой зонтик», - услышал он сзади чей-то голос. Профессор вернул зонтик хозяину, извинился и забыл о происшедшем.

Через несколько дней он обнаружил, что на работе скопилось уже штук 7 зонтов, принесённых из дома и решил отвести их обратно.

Рядом с ним в метро ехал чуть было нелишенный им зонта человек:

«О, удачный день, месье.»

 

Антрополог предложил детям из африканского племени поиграть в одну игру. Он поставил возле дерева корзину с фруктами и объявил, обратившись к детям:

«Тот из вас, кто первым добежит до дерева, удостоится всех сладких фруктов.»

Когда он сделал знак детям начать забег, они накрепко сцепились руками и побежали все вместе, а потом все вместе сидели и наслаждались вкусными фруктами.

Поражённый антрополог спросил у детей почему они побежали все вместе, ведь каждый из них мог насладиться фруктами лично для себя. На что дети ответили: "Обонато". Разве возможно, чтобы один был счастлив, если все остальные грустные? "Обонато" на их языке означает: "я существую, потому что мы существуем".

 
   
КренделекРу - сайт ценителей тонкого юмора.
Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru